laedel: (arc-en-ciel)
Saturday, February 9th, 2013 21:45
Тут мы с Брухой [livejournal.com profile] bruja_roja соорудили нечто вроде статьи из наших, разбросанных по ЖЖ в разных постах и комментариях, аргументах в защиту равноправия ЛГБТ. Ещё немного причешем статью и поместим на сайт.

Расхожий аргумент противников равноправия ЛГБТ — тезис о противоестественности гомосексуальной любви.

Одни усматривают противоестественность в самом использовании сексуальных инстинктов и половых органов не для размножения. Другие видят противоестественность в том, что однополая любовь будто бы не способствует продолжению рода, продолжению существования человечества в будущее.

Когда моралисты пишут о противоестественности гомосексуализма, аргументируя это тем, что половые инстинкты или органы от природы предназначены для размножения, пусть эти моралисты хотя бы уберут руки от клавиатуры и встанут на четвереньки.

Конечно, половые органы и инстинкты сформировались в процессе эволюции, как служащие для размножения. А мы, лесбиянки, геи, равно как и гетеросексуальные пары, пользующиеся контрацепцией, а не производящие на свет каждые год-два по ребёнку, применяем половые органы и половое влечение для другого. Вместо того, чтобы ими производить потомство, мы ими получаем удовольствие, выражаем любовь, черпаем вдохновение в эротических чувствах.

Но эволюция так и работает, что у инстинктов, как и у органов, в процессе эволюции может меняться то, для чего они служат. И если кто-то скажет, что прежнее применение органа или инстинкта естественно, а новое является извращением, это будет смешно.

Прекрасный пример: конечности позвоночных. Наши конечности произошли от рыбьих плавников, органа, предназначенного только для того, чтобы плавать, перемещаться в пространстве. Ладно ещё использовать развившиеся из плавников лапы для ходьбы, прыгания, лазания. Это тоже как-никак перемещение в пространстве. Но уж использование передних конечности только или в основном для манипулирования орудиями труда — да это всё равно, что использовать половые органы для получения удовольствия и стимуляции творческой активности мозга, вместо продолжения рода! То есть да, люди иногда могут использовать руки и для плавания, но редко, намного реже, чем для манипулирования с предметами. Аналогично тому, как половые органы и инстинкты иногда используются людьми для продолжения рода, но происходит это гораздо реже, чем использование их для получения удовольствия и выражения глубокой эмпатии с другим человеком, то есть, любви.

А потому, всякий, кто заводит речь о том, что «гомосексуализм противоестественен, поскольку секс предназначен для размножения», пусть подаст сам пример естественного поведения, встав на четвереньки и больше никогда не беря в руки никаких предметов. Взяли в руку хоть какую-то вещь, уподобились, как минимум, бисексуалу. Встали на две ноги, уподобились то ли асексуалу, то ли онанисту. ;)))
Read more... )
laedel: (Default)
Wednesday, March 17th, 2010 02:00

Думаю, что необходимым условием анархии является достижение уровня развития техники, при котором вся физическая работа выполняется роботами. (Имеются в виду роботы, для которых не требуется постоянное управление человеком-оператором; вся физическая работа – имеется в виду всё материальное производство, включая изготовление самих роботов). Я полагаю, что современная техника к этому уровню уже достаточно близка. Без его достижения вопрос о том, как распределять физическую работу (да и просто необходимую нетворческую) в безденежном обществе, видимо, не решается без той или иной формы общественного контроля над индивидами, и управления тем, чем кто должен заниматься. А это снова государство, а не анархия.

Достаточное техническое условие анархии сформулировать тоже можно (но не ясно, как оно может быть реализовано). По крайней мере, таковым условием точно было бы появление некоего технического средства, доступного каждому индивиду, и обеспечивающему индивиду защиту, практически непреодолимую для существующих (в то время) средств нападения. Но поскольку сейчас совершенно не ясно, что же это за средство могло бы быть, это условие может казаться фантастическим. И быть может есть более реалистичное достаточное условие анархии – массовое появление технических средств (доступных каждому индивиду), обеспечивающих сдерживание насилия и принуждения между любым и любым индивидом по принципу угрозы обоюдного взаимного уничтожения.


Вот, получилась чётче и лаконичнее сказать то, о чём я более расплывчато писала раньше.

laedel: (Default)
Sunday, October 25th, 2009 19:35
Обобщение написанного в дискуссии о том, что является ростками посткапиталистического общества – коммуны с совместным трудом и полным обобществлением в них всех вещей, или же (как я считаю) что-то иное: такие проекты, как GNU, и определённые направления развития науки и техники.

Постдефицитное общество: предпосылки, условия и преграды



Идеал



Мой идеал общества, основанного на сотрудничестве, не предполагает коллективизма коммуны. Это скорее общество неэгоистичных индивидуалистов. Это общество, я бы сказала, поли-индивидуализма, т.е. такого индивидуализма, когда каждый индивид уважает индивидуальность другого индивида наравне со своей, когда блага для кого-либо не достигаются за счёт страданий других индивидов, но нет доминирования общественного над личным, подчинения личности коллективу и т.п. (нет и отношений «личность--коллектив», а есть лишь отношения «одна личность -- другая личность»). А степень сближения и сотрудничества разных индивидов определяется степенью совпадения их интересов, степенью совпадения их стиля работы, степенью их симпатии и взаимопонимания.

Экономической и технической основой такого поли-индивидуалистического общества мне представляется высокоразвитая и обеспеченная ресурсами робототехника, позволяющая легко копировать любые вещи при известной технологии их изготовления, и свободное распространение знаний и технологий. Для устойчивого и самоподдерживающегося существования такого общества мне представляется необходимым достижение пост-дефицитного уровня технического развития цивилизации. (Пост-дефицитной я называю цивилизацию, в которой каждому индивиду свободно и полностью доступно удовлетворение всех его материальных потребностей.)

Реальные ростки постдефицитного общества


Read more... )

Ещё два текста из этой же дискуссии, тексты-ответвления:
О тенденциях и перспективах изменения уровня просвещённости
О техническом смягчении нравов
laedel: (Default)
Sunday, October 25th, 2009 19:35
Обобщение написанного в дискуссии о том, что является ростками посткапиталистического общества – коммуны с совместным трудом и полным обобществлением в них всех вещей, или же (как я считаю) что-то иное: такие проекты, как GNU, и определённые направления развития науки и техники.

Постдефицитное общество: предпосылки, условия и преграды



Идеал



Мой идеал общества, основанного на сотрудничестве, не предполагает коллективизма коммуны. Это скорее общество неэгоистичных индивидуалистов. Это общество, я бы сказала, поли-индивидуализма, т.е. такого индивидуализма, когда каждый индивид уважает индивидуальность другого индивида наравне со своей, когда блага для кого-либо не достигаются за счёт страданий других индивидов, но нет доминирования общественного над личным, подчинения личности коллективу и т.п. (нет и отношений «личность--коллектив», а есть лишь отношения «одна личность -- другая личность»). А степень сближения и сотрудничества разных индивидов определяется степенью совпадения их интересов, степенью совпадения их стиля работы, степенью их симпатии и взаимопонимания.

Экономической и технической основой такого поли-индивидуалистического общества мне представляется высокоразвитая и обеспеченная ресурсами робототехника, позволяющая легко копировать любые вещи при известной технологии их изготовления, и свободное распространение знаний и технологий. Для устойчивого и самоподдерживающегося существования такого общества мне представляется необходимым достижение пост-дефицитного уровня технического развития цивилизации. (Пост-дефицитной я называю цивилизацию, в которой каждому индивиду свободно и полностью доступно удовлетворение всех его материальных потребностей.)

Реальные ростки постдефицитного общества


Read more... )

Ещё два текста из этой же дискуссии, тексты-ответвления:
О тенденциях и перспективах изменения уровня просвещённости
О техническом смягчении нравов
laedel: (Default)
Sunday, October 25th, 2009 19:33
Ещё одно ответвление от дискуссии о капитализме, современности и посткапитализме.

Спад темпов развития науки, падение интереса к науке, падение технической грамотности видимо действительно имеют место как общая современная тенденция. Степень её выраженности разнится от страны к стране. Прежде чем говорить о факторах, способствующих ей, и о факторах, ей противодействующих, обратим внимание, по сравнению с уровнем каких времён имеет место спад. Похоже, что по сравнению с 60-70-ми или, максимум, 50-80-ми годами XX века.

Общие тенденции изменения уровня массовой просвещённости мне представляются такими.

На протяжении, похоже, почти всей истории цивилизации уровень просвещённости, грамотности (и технической, и общекультурной) основной массы населения был очень низким, практически никаким. Возьмите хоть городские толпы времён древнего Рима, хоть средневековых крестьян, хоть основную массу населения, скажем, Китая XIX века – высокого уровня просвещённости там не было. (Например даже крестьяне в Европе рубежа XVIII-XIX веков реагировали на первые пароходы и воздушные шары совершенно по-дикарски).

Причин тому по меньшей мере две, причём взаимодополняющих. 1) основная масса народа занята тяжёлым физическим трудом с утра до ночи каждый день, и тут не до образования. 2) Правящие круги государств стремились сохранить эту ситуацию массовой непросвещённости, чтобы легче было управлять непросвещённой массой народа.

С XIX века ситуация стала меняться из-за того, что у государств появилась и всё время росла потребность в массовых механизированных армиях, а у бизнеса росла потребность в работниках, обслуживающих сложные механизмы. Государствам, особенно в XX веке приходилось делать всё бóльшие усилия, чтобы повышать образовательный уровень всё большего числа людей, причём повышать даже в той или иной степени принудительно (обязательное образование). Под угрозой военных поражений приходилось поступаться удобством управления неграмотной массой народа и поднимать образовательный уровень населения.

Действие этих факторов достигало максимума как раз во времена Холодной Войны – и государствам в армии и ВПК, и бизнесу на индустриальных предприятиях требовалось очень много квалифицированных людей.
Read more... )
laedel: (Default)
Sunday, October 25th, 2009 19:33
Ещё одно ответвление от дискуссии о капитализме, современности и посткапитализме.

Спад темпов развития науки, падение интереса к науке, падение технической грамотности видимо действительно имеют место как общая современная тенденция. Степень её выраженности разнится от страны к стране. Прежде чем говорить о факторах, способствующих ей, и о факторах, ей противодействующих, обратим внимание, по сравнению с уровнем каких времён имеет место спад. Похоже, что по сравнению с 60-70-ми или, максимум, 50-80-ми годами XX века.

Общие тенденции изменения уровня массовой просвещённости мне представляются такими.

На протяжении, похоже, почти всей истории цивилизации уровень просвещённости, грамотности (и технической, и общекультурной) основной массы населения был очень низким, практически никаким. Возьмите хоть городские толпы времён древнего Рима, хоть средневековых крестьян, хоть основную массу населения, скажем, Китая XIX века – высокого уровня просвещённости там не было. (Например даже крестьяне в Европе рубежа XVIII-XIX веков реагировали на первые пароходы и воздушные шары совершенно по-дикарски).

Причин тому по меньшей мере две, причём взаимодополняющих. 1) основная масса народа занята тяжёлым физическим трудом с утра до ночи каждый день, и тут не до образования. 2) Правящие круги государств стремились сохранить эту ситуацию массовой непросвещённости, чтобы легче было управлять непросвещённой массой народа.

С XIX века ситуация стала меняться из-за того, что у государств появилась и всё время росла потребность в массовых механизированных армиях, а у бизнеса росла потребность в работниках, обслуживающих сложные механизмы. Государствам, особенно в XX веке приходилось делать всё бóльшие усилия, чтобы повышать образовательный уровень всё большего числа людей, причём повышать даже в той или иной степени принудительно (обязательное образование). Под угрозой военных поражений приходилось поступаться удобством управления неграмотной массой народа и поднимать образовательный уровень населения.

Действие этих факторов достигало максимума как раз во времена Холодной Войны – и государствам в армии и ВПК, и бизнесу на индустриальных предприятиях требовалось очень много квалифицированных людей.
Read more... )
laedel: (Default)
Sunday, October 25th, 2009 19:30
Из дискуссии о влиянии научно-технического прогресса на смягчение или ожесточение нравов. Некое ответвление от рассуждений о возможном посткапиталистическом обществе

Я не думаю, что рост технических возможностей сам по себе делает человека более закрытым и озлобленным.

Более того, я полагаю, что сама по себе бóльшая обеспеченность потребностей индивида смягчает нравы. Но это верно в том случае, если при этом не создаётся сколько-нибудь значительного неравенства в обеспечении потребностей, когда обеспечение потребностей доступно любому индивиду. Поэтому научно-технический прогресс, если он удовлетворяет потребности людей и плоды его доступны всем, должен смягчать нравы и отношения между людьми, устраняя жёсткую конкуренцию за источники удовлетворения потребностей. Ибо чем эта конкуренция сильнее, чем больше неудовлетворённых потребностей (особенно когда перед глазами маячит пример другого человека, у которого эти потребности удовлетворены), тем больше и ожесточения в отношениях между людьми.

Так что, по моему мнению, сам по себе прогресс в принципе способен смягчить отношения между людьми и сделать жизнь людей более благоустроенной и комфортной.

Хотя этой способностью нужно ещё суметь воспользоваться.
Read more... )
laedel: (Default)
Sunday, October 25th, 2009 19:30
Из дискуссии о влиянии научно-технического прогресса на смягчение или ожесточение нравов. Некое ответвление от рассуждений о возможном посткапиталистическом обществе

Я не думаю, что рост технических возможностей сам по себе делает человека более закрытым и озлобленным.

Более того, я полагаю, что сама по себе бóльшая обеспеченность потребностей индивида смягчает нравы. Но это верно в том случае, если при этом не создаётся сколько-нибудь значительного неравенства в обеспечении потребностей, когда обеспечение потребностей доступно любому индивиду. Поэтому научно-технический прогресс, если он удовлетворяет потребности людей и плоды его доступны всем, должен смягчать нравы и отношения между людьми, устраняя жёсткую конкуренцию за источники удовлетворения потребностей. Ибо чем эта конкуренция сильнее, чем больше неудовлетворённых потребностей (особенно когда перед глазами маячит пример другого человека, у которого эти потребности удовлетворены), тем больше и ожесточения в отношениях между людьми.

Так что, по моему мнению, сам по себе прогресс в принципе способен смягчить отношения между людьми и сделать жизнь людей более благоустроенной и комфортной.

Хотя этой способностью нужно ещё суметь воспользоваться.
Read more... )
laedel: (Default)
Sunday, October 11th, 2009 05:33
Мне представляется, что анархическое устройство возможно в обществе лишь при условии, что каждый индивид – сам себе полиция и армия. То есть, при условии, что каждый индивид способен практически гарантированно защитить себя от любых посягательств одного или многих (в идеале неограниченного числа) индивидов. Если удастся (хотя бы как убедительное фантастическое допущение) придумать такое средство гарантированно непреодолимой индивидуальной самозащиты, то основываясь на этом можно конструировать анархическую утопию.

Что это за средство могло бы быть – я даже не представляю. (В своей утопии мне пришлось идти на весьма фантазийные допущения – списать всё на ведьм ;)) Однако, если взять и нагло предположить, что такое средство (некое устройство, обеспечивающее такую практически непреодолимую индивидуальную защиту, доступное каждому, и непригодное для нападения) создано – то на этом фантастическом допущении можно описывать анархическую утопию. И сильно подозреваю, что без этого допущения утопия анархической по-настоящему не выйдет (в ней явно или неявно вылезет какая-нибудь власть: принуждение/давление коллектива, какие-нибудь карательные органы ещё что-то в этом духе).

Идеи о переделке (перевоспитании, переустройстве) человека и/или общества мне представляются сомнительными в смысле реализуемости и вряд ли совместимыми с анархией. (Некая переделывающая, перевоспитывающая сила должна бы обладать властью и эту власть употреблять, чтобы несознательные индивиды, по каким-то своим личным причинам не желающие переделываться и жить по нормам переустроенного общества, не посылали общество куда подальше и не препятствовали обществу жить по свом правильным нормам. Из наличия такой силы существование государства в том или ином виде получается автоматически – она эта сила и есть государство, как бы она ни называлась.)
Read more... )
laedel: (Default)
Sunday, October 11th, 2009 05:33
Мне представляется, что анархическое устройство возможно в обществе лишь при условии, что каждый индивид – сам себе полиция и армия. То есть, при условии, что каждый индивид способен практически гарантированно защитить себя от любых посягательств одного или многих (в идеале неограниченного числа) индивидов. Если удастся (хотя бы как убедительное фантастическое допущение) придумать такое средство гарантированно непреодолимой индивидуальной самозащиты, то основываясь на этом можно конструировать анархическую утопию.

Что это за средство могло бы быть – я даже не представляю. (В своей утопии мне пришлось идти на весьма фантазийные допущения – списать всё на ведьм ;)) Однако, если взять и нагло предположить, что такое средство (некое устройство, обеспечивающее такую практически непреодолимую индивидуальную защиту, доступное каждому, и непригодное для нападения) создано – то на этом фантастическом допущении можно описывать анархическую утопию. И сильно подозреваю, что без этого допущения утопия анархической по-настоящему не выйдет (в ней явно или неявно вылезет какая-нибудь власть: принуждение/давление коллектива, какие-нибудь карательные органы ещё что-то в этом духе).

Идеи о переделке (перевоспитании, переустройстве) человека и/или общества мне представляются сомнительными в смысле реализуемости и вряд ли совместимыми с анархией. (Некая переделывающая, перевоспитывающая сила должна бы обладать властью и эту власть употреблять, чтобы несознательные индивиды, по каким-то своим личным причинам не желающие переделываться и жить по нормам переустроенного общества, не посылали общество куда подальше и не препятствовали обществу жить по свом правильным нормам. Из наличия такой силы существование государства в том или ином виде получается автоматически – она эта сила и есть государство, как бы она ни называлась.)
Read more... )
laedel: (Default)
Wednesday, February 11th, 2009 16:25
(из дискуссий В ЖЖ)

От рассуждений о нравственности веет поповщиной, иррациональными запретами и требованиями и замшелыми традициями, коренящимися в обезьяньих инстинктах и этологических программах, но некритично воспроизводимыми людьми из поколения в поколение.

В отличие от всего этого, нормы рациональной этики (не скатывающейся в поповщину и иррациональные заповеди «делай / не делай так» потому что это _нравственно_), как мне представляется, должны быть основаны исключительно на тех же принципах, на которых основаны разного рода инструкции и руководства по технике безопасности. Т.е. рациональная этика по сути дела и есть руководство по технике безопасности при взаимодействии с другими индивидами.

Если этические нормы обоснованы тем и только тем, что следование им уменьшает или предотвращает страдания индивидов, то это – рациональная этика. Если такого обоснования нет или оно голословно – значит, речь уже не о рациональной этике, а о како-то духовно-нравственной поповщине-обезьянщине.
laedel: (Default)
Wednesday, February 11th, 2009 16:25
(из дискуссий В ЖЖ)

От рассуждений о нравственности веет поповщиной, иррациональными запретами и требованиями и замшелыми традициями, коренящимися в обезьяньих инстинктах и этологических программах, но некритично воспроизводимыми людьми из поколения в поколение.

В отличие от всего этого, нормы рациональной этики (не скатывающейся в поповщину и иррациональные заповеди «делай / не делай так» потому что это _нравственно_), как мне представляется, должны быть основаны исключительно на тех же принципах, на которых основаны разного рода инструкции и руководства по технике безопасности. Т.е. рациональная этика по сути дела и есть руководство по технике безопасности при взаимодействии с другими индивидами.

Если этические нормы обоснованы тем и только тем, что следование им уменьшает или предотвращает страдания индивидов, то это – рациональная этика. Если такого обоснования нет или оно голословно – значит, речь уже не о рациональной этике, а о како-то духовно-нравственной поповщине-обезьянщине.
laedel: (Default)
Friday, February 6th, 2009 15:20
Из дискуссий о том, можно ли считать КПРФ единственной на сегодняшний день реальной оппозиционной силой.

Родство КПРФ и «Единой России» гораздо глубже и полнее, чем это кажется на первый взгляд (замечающий, как обе эти партии вдохновляются воспоминаниями о Сталине, сталинских временах и методах управления).

Я не вижу и принципиальных идеологических отличий между ЕР и КПРФ. В основе политических устремлений и ценностей обеих этих партий – один и тот же по сути дела, агрессивный национал-традиционализм, только по-разному представленный. У КПРФ с позиции фрустрации и обиды, у ЕР с позиции бесконтрольной силы и взлетевшего до небес самодовольства.

Марксизма у КПРФ я с 90-х годов не практически вижу, но вижу массу любителей креститься, озабоченных борьбой с инородцами и всякими ино- влияниями, особым путём России и слепым анти-западничеством. В 1990е годы именно КПРФ была наиболее ярким и сильным выразителем этих идей и настроений, а в 2000х лидерство в выражении их было перехвачено партией власти. Различия между политическими деятелями этих партий не более, чем карьерные. Это различие между номенклатурой первого-второго эшелона, оказавшейся не у дел к концу перестройки (и сначала успешно, потом всё менее успешно завоёвывавшей себе положение лидеров национал-традиционалистской оппозиции на выборах) и номенклатурной четвёртого-пятого-и т.д. эшелонов, тихо и молча делавшей аппаратную или аппаратно-коммерческую карьеру в 90е, а в 2000е пробившейся наконец к большой власти.

КПРФ была реальной оппозицией в 90е годы (особенно в их первой половине), когда она оппонировала Ельцину именно с позиций национал-традиционализма, хоть и под вывеской с серпом и молотом. Но сейчас, когда национал-традиционализм стал идеологией власти, КПРФ превратилась в ещё одно приложение к партии власти. И именно поэтому она уживается на легальном политическом поле и даже в думе – ибо основа для компромисса с властью – общие национал-традиционалистические ценности.

А Госдума фактически однопартийна уже сейчас – в ней представлена одна и та же, по сути, партия – национал-традиционалистическая, хоть и под четырьмя разными вывесками.

КПРФ может казаться партией коммунистической, только потому, что русский национал-традиционализм частично, в некоторых вещах, совпадает с коммунистической идеологией.
А именно такими частными совпадениями коммунистических и национал-традиционалистических взглядов и ценностей являются:
1) коллективизм и анти-индивидуализм;
2) антизападничество (но и то, для коммуниста западная политико-экономическая система враждебна, потому что она капиталистическая, а для национал-традиционалиста Запад – враг, просто потому что он не русский и не православный).
Этим идейные совпадения и исчерпываются.

Как раз этими идеями КПРФ с 90х годов и до сих пор привлекала к себе изрядную часть (подозреваю, что большинство) своих избирателей. Так что КПРФ, как мне представляется, глубоко родственна партии власти как по идеологии и ценностям самой партии, так и по умонастроениям и ценностям большинства их рядовых избирателей. Не коммунисты это, не марксисты, а национал-традиционалисты примерно такого толка, как Испанская Фаланга (те тоже много говорили о сплочении нации и возрождении страны в "истинно национальном и традиционном духе", даже товарищами называли друг друга, были не чужды идей социальной справедливости и при всём при этом очень тяготели к клерикализму.)

И нет в РФ полуторапартийной системы – она, по сути своей, однопартийна уже давно.


Post scriptum (07.09.2011)
Этот текст был написан ещё перед думскими выборами 2007 года и писался в основном в объяснение того, почему я не буду, и другим не советую голосовать за КПРФ и уповать на неё как на оппозиционную партию. Позднее, заведя ЖЖ, я вытащила сюда этот текст.

Считаю этот текст до сих пор актуальным в том, что касается сравнения КПРФ и партии власти (ЕР ли, НФ ли). Т.е. по-прежнему актуально, что:
а) обе эти партии, по основам своей идеологии, -- национал-традиционалистские;
б) их основное идейное различие -- в "модальности", в эмоциональной окраске национал-традиционализма:
  у КПРФ национал-традиционализм фрустрированный,
  у ЕР национал-традиционализм с чувством самодовольства и успешности.

Слова про антизападничество и антииднивидуализм, как составляющие коммунистических взглядов, оказались не вполне верны. А именно, не верны по отношению к той части коммунистов, которых называют неавторитарными или "лефтишами" (и которых я не знала, когда писала этот текст). У них антикапиталистические взгляды не переходят в общее антизападничество (и это, по-моему, правильно, поскольку идея рационального переустройства стихийно сложившегося общественного уклада -- учреждение ли республики вместо монархии, социализм/коммунизм ли вместо капитализма -- порождение западной культуры), да и их представления о свободе личности в коммунистическом обществе я не назвала бы тем, что обычно называю антииндивиуализмом.
laedel: (Default)
Sunday, January 11th, 2009 11:46
Из дискуссии о том, почему поздравления с религиозными праздниками вызывает отторжение у атеистов.

По-моему, желание возразить тому, кто всех без разбора поздравляет со своими религиозным праздниками, имеет простой практический смысл.

Дело в том, что такое поздравление всех без разбора (как правило, если не вообще всегда) является демонстрацией отношения к этим праздникам (а опосредовано через них и к религии и её обычаям), как к само-собой-разумеется-всеобщим.

То есть это проявление либо само-собой-подразумеваемой, либо желаемой всеобщности этих праздников (а, значит, и связанной с ними религии). Как будто иначе и быть не может, чтобы кто-то этим праздникам не радовался. Или как будто иначе и быть не должно.

Таким образом, в этих поздравлениях просматривается либо претензия на всеобщность своих верований и обычаев, либо иллюзия, что эта всеобщность уже имеет место.

И для меня желание решительно возразить предъявителю таких претензий (или иллюзий) проистекает из того факта, что религии регламентируют и образ жизни, и взгляды на многие вещи. А следовательно, за выражением претензией на всеобщность обычаев некоей религии, я вижу претензию на навязывание мне поведения, образа жизни и взглядов, предписываемых этой религий, т.е. ни что иное, как претензия на власть надо мной.

Заявляемое неразборчивыми поздравителями желание поделиться радостью своего праздника оказывается, по сути дела, ни чем иным, как камуфляжем этой претензии на власть.
laedel: (Default)
Sunday, January 11th, 2009 11:46
Из дискуссии о том, почему поздравления с религиозными праздниками вызывает отторжение у атеистов.

По-моему, желание возразить тому, кто всех без разбора поздравляет со своими религиозным праздниками, имеет простой практический смысл.

Дело в том, что такое поздравление всех без разбора (как правило, если не вообще всегда) является демонстрацией отношения к этим праздникам (а опосредовано через них и к религии и её обычаям), как к само-собой-разумеется-всеобщим.

То есть это проявление либо само-собой-подразумеваемой, либо желаемой всеобщности этих праздников (а, значит, и связанной с ними религии). Как будто иначе и быть не может, чтобы кто-то этим праздникам не радовался. Или как будто иначе и быть не должно.

Таким образом, в этих поздравлениях просматривается либо претензия на всеобщность своих верований и обычаев, либо иллюзия, что эта всеобщность уже имеет место.

И для меня желание решительно возразить предъявителю таких претензий (или иллюзий) проистекает из того факта, что религии регламентируют и образ жизни, и взгляды на многие вещи. А следовательно, за выражением претензией на всеобщность обычаев некоей религии, я вижу претензию на навязывание мне поведения, образа жизни и взглядов, предписываемых этой религий, т.е. ни что иное, как претензия на власть надо мной.

Заявляемое неразборчивыми поздравителями желание поделиться радостью своего праздника оказывается, по сути дела, ни чем иным, как камуфляжем этой претензии на власть.
laedel: (Default)
Thursday, October 30th, 2008 18:06
Замечаю, что державничество, национал-шовинистические и государственнические настроения (то самое «армию до небес и чтоб все боялись», «всем вломить») у многих обычных людей являются оборотной стороной (своего рода компенсацией) их затравленности, забитости и постоянной униженности в повседневной жизни. Державнические настроения являются своего рода извращённой компенсацией чувства постоянного унижения и бессилия перед лицом любого мелкого начальника или просто хама.

Человек ассоциирует себя с державой, и её мощь и страшность кажется человеку его собственной мощью и страшностью, компенсируя страдания человека от бессилия и бесправия, при том, что этот человек сам-то и страдает, сам-то и приносится в жертву этой самой мощи и страшности державы. И потребность чувствовать мощь и страшность державы тем сильнее, чем сильнее дискомфорт и бесправие в реальной жизни.

Получается этакий гипертрофированный стокгольмский синдром, когда жертва, мало того, что ассоциирует себя с мучителем, так ещё и возвышается в своих собственных глаза тем сильнее, чем страшнее мучитель.

Причём желание державности (желание «всем вломить» и «чтоб все боялись») относится не только к другим странам, внешнему миру и т.п, но и просто к другим людям рядом. Ведь если держава их мучает или заставляет бояться, то обыватель, ассоциирующий себя с державой, кажется себе более могучим и значительным. Даже если его тоже мучают примерно так же. Более того, проявление мощи державы через гнобление соседа или согражданина тем более востребовано, чем менее реальна способность «вломить» другим странам.

Из обсуждения: http://emmy-l.livejournal.com/22908.html
laedel: (Default)
Thursday, October 30th, 2008 18:06
Замечаю, что державничество, национал-шовинистические и государственнические настроения (то самое «армию до небес и чтоб все боялись», «всем вломить») у многих обычных людей являются оборотной стороной (своего рода компенсацией) их затравленности, забитости и постоянной униженности в повседневной жизни. Державнические настроения являются своего рода извращённой компенсацией чувства постоянного унижения и бессилия перед лицом любого мелкого начальника или просто хама.

Человек ассоциирует себя с державой, и её мощь и страшность кажется человеку его собственной мощью и страшностью, компенсируя страдания человека от бессилия и бесправия, при том, что этот человек сам-то и страдает, сам-то и приносится в жертву этой самой мощи и страшности державы. И потребность чувствовать мощь и страшность державы тем сильнее, чем сильнее дискомфорт и бесправие в реальной жизни.

Получается этакий гипертрофированный стокгольмский синдром, когда жертва, мало того, что ассоциирует себя с мучителем, так ещё и возвышается в своих собственных глаза тем сильнее, чем страшнее мучитель.

Причём желание державности (желание «всем вломить» и «чтоб все боялись») относится не только к другим странам, внешнему миру и т.п, но и просто к другим людям рядом. Ведь если держава их мучает или заставляет бояться, то обыватель, ассоциирующий себя с державой, кажется себе более могучим и значительным. Даже если его тоже мучают примерно так же. Более того, проявление мощи державы через гнобление соседа или согражданина тем более востребовано, чем менее реальна способность «вломить» другим странам.

Из обсуждения: http://emmy-l.livejournal.com/22908.html