laedel: (arc-en-ciel)
Tuesday, January 28th, 2014 01:45
Чтобы читать этот рассказ, я советую скачать архив с песнями, о которых далее пойдёт речь. Читая этот текст, слушайте песни из архива, когда до них в дойдёт в здесь речь, и можете читать при этом перевод песни.
Песни Моник Морелли — не из тех, которые можно слушать, не понимая, о чём она поёт. Для восприятия её песен, для того, чтобы понять и почувствовать, что в них такого особенного надо хоть в основном понимать, что поётся в песне. И тем, кто не знает французского, её песни лучше слушать, читая перевод. Переводы здесь далее даны в виде отдельных постов, на которые сделаны (синим крупным шрифтом) гиперссылки из этого текста.




Моник Морелли (Monique Morelli) — одна из самых лучших, самых талантливых, но притом и одна из самых редко вспоминаемых гранд-дам французской поэтической песни. Её имя ничего не говорит людям, не особо интересующимся французской песней, да и среди знатоков поэтической песни её вспоминают мало, несоразмерно её таланту.



Чтобы вас сейчас поразить, я хочу дать вам послушать одну из сильнейших её песен — «La ville morte» («Мёртвый город»). Послушайте...
Песня-сон, песня-путешествие в туманный и тревожный призрак города. Вот этот сновидческий образ пары, углубляющейся в полупризрачный-полуреальный, пустой, неживой город, идущей и идущей среди абсолютно безлюдных улиц, распадающихся покинутых домов...

(01) La ville morte — Мёртвый город



Read more... )
laedel: (Default)
Friday, July 6th, 2012 13:00
Задумала я написать о Моник Морелли нечто вроде эссе или обзора её песен. Едва ли этот замысел станет таким полным и всеобъемлющим рассказом, как о Грибуй, но по меньшей мере, я надеюсь рассказать о самых замечательных, самых впечатливших меня песнях Морелли. Хотя бы о лучших из известных мне её песен. Морелли сама не автор — она пела песни на стихи многих поэтов — от Вийона и Ронсара до поэтов-современников её, таких, как Луи Арагон и Пьер Мак Орлан.

И вот, стараясь прояснить непонятные места в её песнях, я искала их тексты, искала стихи Мак Орлана и вдруг нашла...

Внезапным открытием оказалась для меня другая исполнительница поэтических песен, современница Морелли, но боюсь, что ещё менее известная сейчас.

Зовут её Simone Bartel, у неё есть даже сайт http://simone.bartel.free.fr , на котором можно послушать многие из её пластинок (тут и тут)


Однако меня очаровали с первого взгляда, с первых звуков вот эти две записи.

Первая — как раз на стихи Пьера Мак Орлана, называется «В Сент-Савин». Это песня о ветре, разбередившем воспоминания о молодости, прерванной Первой Мировой войной (а Пьер Мак Орлан воевал на ней, был ранен, и война оставила в его творчестве большой след).




http://www.youtube.com/watch?v=S8y02BEuTg8

Вторая -- «Танцы в Мёдоне». Это просто лирическая песня о дышащей влюблённостями атмосфере танцев. Нежный, немного грустный гимн юности и любви.
Лицом к лицу,
Руки на бёдрах,
Сердца в такт,
Мы мы прекрасно провели время,
Даря друг другу юность...





http://www.youtube.com/watch?v=15scyCXi8AU

Мировые войны позади, лирическая героиня песни — из поколения выросших после Второй Мировой, рвущегося наслаждаться жизнью и любовью. Она — из поколения, которое потом, скоро уже, устроит баррикады мая 1968 ;-P


И эта мысль, эта связь мне пришла в голову не просто так. Симона Бартель пела много песен времён Великой Французской Революции, записала даже пластинку с ними (которую у меня, правда, не получается послушать на сайте). А ещё она даже записала двойную пластинку с песнями Парижской Коммуны. Так что моим левым друзьям, френдам и читателям я хочу порекомендовать Симону Бартель как хорошую исполнительницу «Интернационала» и других революционных песен: «La canaille» («Сброд»), «Elle n'est pas morte» («Она (Коммуна) не мертва»).

 
laedel: (Default)
Friday, July 6th, 2012 13:00
Задумала я написать о Моник Морелли нечто вроде эссе или обзора её песен. Едва ли этот замысел станет таким полным и всеобъемлющим рассказом, как о Грибуй, но по меньшей мере, я надеюсь рассказать о самых замечательных, самых впечатливших меня песнях Морелли. Хотя бы о лучших из известных мне её песен. Морелли сама не автор — она пела песни на стихи многих поэтов — от Вийона и Ронсара до поэтов-современников её, таких, как Луи Арагон и Пьер Мак Орлан.

И вот, стараясь прояснить непонятные места в её песнях, я искала их тексты, искала стихи Мак Орлана и вдруг нашла...

Внезапным открытием оказалась для меня другая исполнительница поэтических песен, современница Морелли, но боюсь, что ещё менее известная сейчас.

Зовут её Simone Bartel, у неё есть даже сайт http://simone.bartel.free.fr , на котором можно послушать многие из её пластинок (тут и тут)


Однако меня очаровали с первого взгляда, с первых звуков вот эти две записи.

Первая — как раз на стихи Пьера Мак Орлана, называется «В Сент-Савин». Это песня о ветре, разбередившем воспоминания о молодости, прерванной Первой Мировой войной (а Пьер Мак Орлан воевал на ней, был ранен, и война оставила в его творчестве большой след).



http://www.youtube.com/watch?v=S8y02BEuTg8

Вторая -- «Танцы в Мёдоне». Это просто лирическая песня о дышащей влюблённостями атмосфере танцев. Нежный, немного грустный гимн юности и любви.
Лицом к лицу,
Руки на бёдрах,
Сердца в такт,
Мы мы прекрасно провели время,
Даря друг другу юность...




http://www.youtube.com/watch?v=15scyCXi8AU

Мировые войны позади, лирическая героиня песни — из поколения выросших после Второй Мировой, рвущегося наслаждаться жизнью и любовью. Она — из поколения, которое потом, скоро уже, устоит баррикады мая 1968 ;-P


И эта мысль, эта связь мне пришла в голову не просто так. Симона Бартель пела много песен времён Великой Французской Революции, записала даже пластинку с ними (которую у меня, правда, не получается послушать на сайте). А ещё она даже записала двойную пластинку с песнями Парижской Коммуны. Так что моим левым друзьям, френдам и читателям я хочу порекомендовать Симону Бартель как хорошую исполнительницу «Интернационала» и других революционных песен: «La canaille» («Сброд»), «Elle n'est pas morte» («Она (Коммуна) не мертва»).

 
laedel: (arc-en-ciel)
Tuesday, January 27th, 2004 02:39

Nelly



Paroles: Pierre MacOrlan, musique: Lino Leonardi

Au Criterion Bar, après la débine,
J'faisais la barmaid por les Norvégiens.
Les gars de cargos m'appelaient leur frangine,
Je gagnais dix bobs en un tournemain.
Après le bisness sur le quai des brumes
Et la rue Grand Pont, c'était l'Chabanais.
On m'appelait Nelly, et l'passé se rallume
Aufin que je puisse distinguer tes traits

Tu venais me cercher dans la lumière blême
D'un sale petit jour sans sèches et sans blé.
On rentrait se coucher le ventre en carême
Dans ma chambre meublée, rue des Cordeliers.
Je pouvais dormir en m'fichant d'l'ardoise
Ma bouche entrouverte souriat au plaisir.
La vie n'est très belle que pour les bourgeoises,
Le meilleur du lot, c'est pour le souvenir.

Quand tu t'es taillé de Rouen et d'ses fêtes
Pour jouer au griveton, dans l'camp d'Mourmelon,
Je t'ai dis adieu en tournant la tête
Et je t'ai donné ma bénédiction.
On a pris pour ça la der des dernières
Cuites au Bar Nielsen, rue d'la Vicomté.
Puis d'fil en aiguille, fallu fair la guerre
Une fluer au fusil, des ampoules aux pieds.

J'ai dans le mémoire une chanson qui bouge
Les noms des patelins où t'as dérouillé:
Carency, Ablain, le Cabaret Rouge**,
La route de Bapaume où tu es resté.
J'ai bien fait d'éteindre ma lanterne magique
Qui déroule l'film de tes vingt deux ans
Quand j'm'appelais Nelly, comne sur l'ancien disque
D'avant ton départ pour la régiment.

Нелли



Слова: Пьер МакОрлан, музыка: Лино Леонарди

В баре Критерион от нищеты
Я работала официанткой для норвежцев
Парни с грузовых судов называли меня своей подружкой
Я махом зарабатывал по десять баксов.
После работёнки* на туманной улице
И на улице Большого Моста — это в Шабанэ.
Меня звали Нелли, и прошлое вновь зажигается,
Давая мне разглядеть черты лиц.

Ты пришёл меня искать в бледном свете
Премерзкого рассвета без денег и сигарет.
Мы с пустым животом возвращались, чтоб лечь в постель,
В мою меблированную комнату на улице Кордельеров.
Я могла спать, наплевав на долги в магазине
Мои приоткрытые губы улыбались довольно
Жизнь очень хороша лишь для буржуев,
Лучший из уделов — воспоминание.

Когда ты смылся из Руана и со своих праздников
Чтобы играть в солдата в Мурмелонском военном лагере
Я сказала тебе «Прощай» повернув голову
И благословила тебя.
Мы устроили по этому поводу самую распоследнюю
Пьянку в Баре Нильсен на улице Виконте.
И, потихоньку, надо было идти воевать
Цветок в стволе, волдыри на ногах.

У меня в памяти движущаяся песня
Названия мест, где тебе досталось:
Каранси, Аблен, Кабаре Руж**,
Дорога из Бапома, где ты и остался.
Я уж потушила свой магический фонарь,
Который раскручивает фильм твоих двадцати двух лет,
Когда меня звали Нелли, как на старой пластинке,
Перед твоим уходом в полк.


* bisness — работа, тёмное запутанное дело, занятие проституцией

** Города на севере Франции, где шли тяжёлые бои в Первую Мировую
laedel: (arc-en-ciel)
Tuesday, January 27th, 2004 02:15

La ville morte



Paroles: Pierre MacOrlan, musique: Lino Leonardi

En pénétrant dans la ville morte
Je tenais Margot par la main.
Un éternel petit matin
Nous apportait sa limière morte.
Nous allions de ruine en pétrin
Dans les rues, de porte en porte.
Ce qui avait été des portes
S'ouvrait sur d'étranges confins.
Je tenais ma femme par la main
Dans les rues de porte en porte.

Ce n'était que portes vides
Et poubelles pleines des cris.
Des explosifs incorrigibles
Se dérobaient dans des replis.
Nous marchions dans la nécropole
Les pieds brisés et sans paroles
Devant ces portes sans cadoles,
Devant ces trous indéfinis,
Devant ces portes sans paroles,
Et ces poubelles pleines des cris.

Nous allions, le cou un peu raide,
Vers d'indiscutables secrets.
Personne ne noius venait en aide.
Aller à pied vers le passé
Vaut moins que tout ce qui précède.
Et nous étions si fatigués
Dans ces venelles malitornes
Que nous cherchâmes une borne
Ou un peu de ciment cassé
Afin de reposer nos pieds

Main sur main nous avons trouvé,
Éparpillées dans la poussière,
Les belles chansins roturières
Qui recouvraient les vieux pavés.
Des airs bien connus de casernes
Se joignaient à nos intentions
Et fleurissaient une lanterne.
Chanson de charme d'un clairon
Qui fleurissait une lanterne
Dans une rêve de garnison.

Мёртвый город



Слова: Пьер МакОрлан, музыка: Лино Леонарди

Пробираясь в мёртвый город
Я держал Марго за руку
Вечное раннее утро
Светило нам своим мёртвым светом
Мы с трудом шли от руин
По улице от двери к двери
То, что когда-то раньше было дверями
Открывалось в странные пределы
Я держал свою жену за руку
(Идя) по улицам от двери до двери

Это были лишь пустые двери
И мусорные ящики полные криков
Необезвреживаемые мины
Таились в укромных уголках
Мы шли по некрополю
На сбитых ногах и молча
Перед этими дверями без засовов
Перед этими неясными дырами
Перед этими бессловесными дверями
И мусорными ящиками полными криков

Мы шли, принапрягши шеи,
К несомненным тайнам.
Никто не приходил к нам на помощь.
Идти пешком в прошлое
Хуже, чем всё, что было до того.
И мы были такие уставшие
На этих неуклюжих переулках,
Что искали пограничный столб
Или немного битого цемента
Чтобы дать отдых своим ногам

Рука в руке, мы нашли
Разбросанные в пыли
Прекрасные простые песни,
Что покрывали старые мостовые
Мотивы, хорошо знакомые с казарм,
Соединялись с нашими устремлениями
И расцвечивали фонарь
Очаровательная песнь горна,
Которая расцвечивала фонарь
В гарнизонных мечтах.
laedel: (arc-en-ciel)
Tuesday, January 27th, 2004 01:31




Les compagnons du Tour de France



Paroles: Pierre MacOrlan, musique: Lino Leonardi

Nous étions trois jolis garçons
Tous les trois du même canton
Moi et Cadet, Cadet d’Orly
Avec Elmir’ de Bois Baudry
On sortait de l’apprentissage
Moi charpentier, l’aut’ tonnelier
Plus Elmir’ qu’était sabotier.

Le jour du Tirage à Rebais
On était plus blanc qu’des navets
Que maudit soit c’sacré tirage
Et son foutu numérotage
En arborant nos numéros.
Y’en avait qu’un d’bon dans le lot
Et c’est moi qui l’eus en partage

J’avais donc rencontré la Chance
En tirant le bon numéro
Et j’gueulais « Vive l’indépendance»
Sur la route qui mène à Meaux
Pour m’en aller à la Cayenne
Prendre ma canne et mon trousseau
Un anneau d’or à mes oreilles

J’étais devoirant d’ la racroche
La fleur de St-Cyr-sur-Morin
Avec deux thunes dans ma poche
Et ma bell’ cann’ d’un mètre vingt
Aux abords de Troy’s en Champagne
J’fis la connaissance d’un Gavot
Qui se prenait pour Charlemagne.

J’lui foutis ma cann’ sur l’museau
J’savais pas c’que j’avais gagné
Dans la bonn’ ville de Toulon
J’fus pris par deux brassés-carrés
Qui me conduisirent au violon
Et l’on m’engagea pour la Chine
Dans les artilleurs de marine.

Mon Tour de Franc’ s’arrête là ;
C’est devenu mon Tour du monde
Mais comme on dit qu’la terre est ronde
C’est un tour qui n’en finit pas.
C’est l’destin qu’est la caus’de tout
Sans ça, j’s’rais cor’ dans l’paysage
En train d’chanter sur un faîtage.

Il m’rest’ dans l’cœur une chanson
Cell’que j’viens de vous faire entendre
Elle n’a p’t’être pas bonne façon
Mais c’est tout de même un’ chanson tendre
Quand j’tenais Margot par la main
Tout le long du Petit-Morin
Su’ l’pont d’Archet, près du moulin

Странствующие подмастерья



Слова: Пьер МакОрлан , музыка: Лино Леонарди

Нас было три юных красачика
Все трое земляки
Я и Младший, Младший из Орли
С Эльмиром из Буабодри
Мы кончали обучение,
Я — плотник, другой — бондарь,
И ещё Эльмир, который был башмачником

В день розыгрыша в Ребэ
Мы были белее репы
Будь проклят тот чёртов розыгрыш
И его долбаное распределение номеров
Провозгласившее наши номера
Был лишь один хороший выигрыш
И мне он достался

Вот, значит, я и повстречал Удачу
Вытянув хороший номер
И я орал «Да здравствует независимость!»
На дороге, которая вела в Мо,
И дальше в Кайенну
Взяв свою палку и узел вещей
С золотым кольцом в ухе

Я должен был прицепить
Цветок из Сен-Сир-сюр-Морен
С двумя медяками в кармане
И моей отличной палкой в метр двадцать
В окрестностях Труа в Шампани
Я познакомился с неким Гаво,
Который держался словно он Карл Великий.

Я вломил ему своей палкой по рылу
Я не знал, что я выиграл
В добром городе Тулоне
Я был схвачен двумя здоровяками
Которые отвели меня в мусарню
И меня загребли в отправляемые в Китай*
Морские артиллеристы

Моё странствие по Франции там кончилось,
Оно стало странствием по миру
И, так как, говорят, земля круглая,
Это странствие не кончится
Эта судьба — причина всему
Без неё я был бы торчал в пейзаже
Поющий на верхушке крыши

Мне по прежнему в сердце песня,
Та, что вы у меня сейчас послушали
Она может быть не ладна,
Но это точно та же нежная песня
С которой я держал Марго за руку
Идя по Пти-Морен
На мосту Арше около мельницы


*Речь, видимо, о временах второй опиумной войны, в которой участвовала Франция (в союзе с Великобританией и США против Китая, в 1856-1860 гг.)